Вопрос-ответ Задать свой вопрос
 

Выплачивание дивидендов иностранному участнику общества

Верно ли, что условие о 100 000 долларах США должно выполняться на день выплаты дивидендов? 

История вопроса. Российское ООО выплачивает дивиденды иностранному участнику общества (зарегистрирован в Австрии). При входе австрийской компании в число участников российского ООО был увеличен его уставный капитал. Увеличение уставного капитала было оплачено резидентом Австрийской Республики. На момент оплаты доли вновь принятым участником - резидентом Австрии, номинальная стоимость его вклада, выраженная в рублях, превышала эквивалент в 100 000 долларов США. Согласно Соглашению об избежании двойного налогообложения между РФ и Австрией, если размер доли австрийской компании превышает 25% и эквивалент в 100 000 долларов США, ставка по налогу на дивиденды составляет 5%.

Оценка выполнения требований пп. "а" п. 2 ст. 10 Конвенции об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал, заключенной между Правительством Российской Федерации и Правительством Австрийской Республики, в данном случае должна осуществляться на дату выплаты дивидендов. При этом определение валютного эквивалента суммы участия австрийской компании в капитале российской организации, выплачивающей дивиденды, должно осуществляться путем пересчета номинальной стоимости принадлежащей ей доли в доллары США по официальному курсу ЦБ РФ на дату ее (доли) приобретения, без последующего перерасчета валютного эквивалента в связи с колебаниями валютного курса.

Согласно п. 1 ст. 14 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» уставный капитал общества составляется из номинальной стоимости долей его участников. Размер уставного капитала общества и номинальная стоимость долей участников общества определяются в рублях.

Размер доли участника общества в уставном капитале общества определяется в процентах или в виде дроби и должен соответствовать соотношению номинальной стоимости его доли и уставного капитала общества (п. 2 ст. 14 Закона об ООО).

Пунктом 2 ст. 17 Закона об ООО предусмотрена возможность увеличения уставного капитала общества за счет вкладов третьих лиц, принимаемых в общество (если это не запрещено уставом общества).

Между Правительством Российской Федерации и Правительством Австрийской Республики заключена и действует Конвенция об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал (Москва, 13.04.2000, далее - Конвенция).

В соответствии с п. 1 ст. 3, п. 1 ст. 10 Конвенции дивиденды, выплачиваемые компанией, которая является резидентом России, резиденту Австрии, могут облагаться налогом в Австрии. При этом в силу п. 1 ст. 3, п. 2 ст. 10 Конвенции такие дивиденды могут также облагаться налогом и в России, в соответствии с российским законодательством, но если получатель является лицом, имеющим фактическое право на дивиденды, то взимаемый таким образом налог не должен превышать:

a) 5% от общей суммы дивидендов, если лицом, имеющим фактическое право на дивиденды, является компания (иная, чем товарищество), которая прямо владеет по меньшей мере 10% капитала компании, выплачивающей дивиденды, и участие в ней превышает 100 000 долларов США или эквивалентную сумму в любой другой валюте;

b) 15% от общей суммы дивидендов во всех остальных случаях.

Отметим, что из письма Минфина России от 08.04.2013 № 03-08-13/11441 (направлено для сведения и использования в работе письмом ФНС России от 07.11.2013 № ЕД-4-3/19983@) следует, что термин «участие в компании», используемый в Конвенции, нужно интерпретировать как участие в уставном капитале общества (см. также письмо ФНС России от 08.12.2014 № ГД-4-3/25303@). При этом условием применения пониженной ставки налогообложения при применении норм Конвенции является соблюдение величины номинальной стоимости доли в уставном капитале российской компании не менее 100 000 долларов США.

Данные разъяснения касались акционерного общества, однако, по нашему мнению, они являются актуальными и в отношении ООО.

Для применения пониженной ставки налога в отношении дивидендов необходимо единовременное выполнение всех условий, поименованных в пп. "а" п. 2 ст. 10 Конвенции. При этом нормы Конвенции не раскрывают, на какую дату (даты) должны соблюдаться данные требования. Не обнаружено нами и официальных разъяснений по данному вопросу.

Вместе с тем, в постановлении ФАС Уральского округа от 19.12.2006 № Ф09-11195/06-С2 судьи пришли к выводу о том, что предусмотренные пп. "а" п. 2 ст. 10 Конвенции условия должны выполняться к моменту выплаты дивидендов. Иных материалов арбитражной практики по данному вопросу нами не обнаружено.

Отметим, что аналогичные рассматриваемым нормы установлены п. 1 ст. 10 Соглашения между Российской Федерацией и Федеративной Республикой Германия об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и имущество (Москва, 29.05.1996): дивиденды, выплачиваемые компанией, являющейся резидентом одного Договаривающегося Государства, резиденту другого Договаривающегося Государства, могут облагаться налогом в том Договаривающемся Государстве, резидентом которого является компания, выплачивающая дивиденды в соответствии с его законодательством. Налог при этом, однако, не должен превышать:

a) пяти процентов валовой суммы дивидендов, если лицом, фактически обладающим правом собственности на них, является компания, которая непосредственно располагает по меньшей мере 10% процентами уставного или складочного капитала выплачивающей дивиденды компании, и эта доля участия в капитале составляет не менее чем 80 000 евро или эквивалентную сумму в рублях;

b) пятнадцати процентов от валовой суммы дивидендов во всех остальных случаях.

Минфином России и Федеральным министерством финансов ФРГ было согласовано, что условие о минимальной доле участия должно быть соблюдено на момент первоначального осуществления инвестиций без ежегодного перерасчета на момент выплаты дивидендов (информационное сообщение Минфина России от 06.06.2008, аналогичные разъяснения приведены в письме МНС РФ от 06.02.2004 № 23-1-10/9-419@). При этом специалисты финансового ведомства отметили, что резидент Германии может достигнуть размера вложения в капитал компании, установленного соответственно пп. "а" п. 1 ст. 10 Соглашения, как в результате осуществления однократной инвестиции соответствующего объема, так и в результате нескольких инвестиций. Соответственно, под моментом первоначального осуществления инвестиций понимается момент достижения долей участия минимального уровня, установленного в пп. "а" п. 1 ст. 10 Соглашения и применение льготной ставки в размере 5 процентов возможно, начиная с момента достижения такого минимального уровня.

Из контекста приведенных разъяснений, на наш взгляд, следует, что они касаются именно суммового лимита участия в капитале организации, выплачивающей дивиденды.

В более поздних письмах Минфина России указывается, что ставка налога в размере 5 процентов применяется, если условия пп. "а" п. 1 ст. 10 Соглашения соблюдаются на момент выплаты дивидендов (см., например, письма Минфина России от 20.07.2012 № 03-08-13, от 31.05.2012 № 03-08-05, от 22.04.2011 № 03-08-05), что соответствует позиции, выраженной в постановлении ФАС Уральского округа от 19.12.2006 № Ф09-11195/06-С2 по вопросу применения пп. "а" п. 2 ст. 10 Конвенции. При этом в приведенных материалах не освещался момент, связанный с порядком пересчета в иностранную валюту рублевой стоимости вклада.

Наряду с этим следует обратить внимание, что в письмах ФНС России от 27.11.2014 № ОА-4-17/24522@, УФНС России по г. Москве от 18.12.2009 № 16-15/133975 специалисты налоговых органов исходили из необходимости определения валютного эквивалента инвестиций путем пересчета, в частности, рублей по официальному курсу ЦБ РФ на момент фактического осуществления инвестиций, без его последующего перерасчета в связи с колебаниями валютного курса или иными аналогичными обстоятельствами.

Данные выводы были сделаны на основании норм международных соглашений, связывающих возможность применения пониженной налоговой ставки на дивиденды с суммой осуществленных прямых вложений (инвестиций) в капитал компании, выплачивающей дивиденды, а не от доли участия в ней, как установлено пп. "а" п. 2 ст. 10 Конвенции. Однако, учитывая согласованную Минфином России и Федеральным министерством финансов ФРГ позицию относительно применения пп. "а" п. 1 ст. 10 Соглашения, считаем приведенные разъяснениями актуальными и для рассматриваемой ситуации.

Таким образом, полагаем, что оценка выполнения требований пп. "а" п. 2 ст. 10 Конвенции в данном случае должна осуществляться на дату выплаты дивидендов. При этом определение валютного эквивалента суммы участия австрийской компании в капитале российской организации, выплачивающей дивиденды, должно осуществляться путем пересчета номинальной стоимости принадлежащей ей доли в доллары США по официальному курсу ЦБ РФ на дату ее приобретения, без последующего перерасчета валютного эквивалента в связи с колебаниями валютного курса.

В то же время, на наш взгляд, следует учитывать все изменения, связанные с операциями по приобретению (отчуждению) долей участия, которые имели место с момента начала такого участия до момента выплаты дивидендов. Иными словами, сам по себе факт достижения в прошлом необходимой доли (суммы) участия в капитале организации еще не свидетельствует о возможности применения ставки налога на дивиденды в размере 5 процентов. В качестве косвенного подтверждения данной точки зрения считаем возможным привести письма Минфина России от 30.08.2011 № 03-08-05, от 22.02.2007 № 03-08-05, касающиеся вопросов применения пп. "а" п. 2 ст. 10 Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Кипр об избежании двойного налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал (Никосия, 05.12.1998).

Учитывая неоднозначность рассматриваемого вопроса, с целью минимизации налоговых рисков рекомендуем организации обратиться за соответствующими письменными разъяснениями в налоговый орган по месту учета или непосредственно в Минфин России (пп.пп. 1, 2 п. 1 ст. 21, п. 2 ст. 24 НК РФ).

Кроме того, положениями ст. 25 Конвенции предусмотрена взаимосогласительная процедура. Так, если лицо считает, что действия одного или обоих Договаривающихся Государств приводят или приведут к его налогообложению не в соответствии с положениями Конвенции, оно может, независимо от средств защиты, предусмотренных внутренним законодательством этих Государств, представить свое дело на рассмотрение компетентному органу того Договаривающегося Государства, резидентом которого оно является, или, если его дело подпадает под действие п. 1 ст. 24 Конвенции, компетентному органу того Договаривающегося Государства, национальным лицом которого оно является. Заявление должно быть представлено в течение трех лет с момента первого уведомления о действиях, приводящих к налогообложению не в соответствии с положениями Конвенции.

Текст Гильмутдинов Дамир, Игнатьев Дмитрий, эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ 

Вернуться к списку вопросов
 

Комментарии

(0)
Ваше сообщение будет опубликовано после модерирования

Закон не обязывает общество создавать в своих советах директоров комитеты.

 

15 Мар, 2013
 

Комментировать

 
 
 
 
 
 
* — обязательные для заполнения поля